...[.Заводная Птица.]...
Родители всё время пытаются выбить из меня дурь... но я всегда знаю где найти ещё;)

В июле 94 года на один из железнодорожных тупиков города Углича паровоз подкатил цистерну, которую случайно по вине какого-то уебана диспетчера завезли в этот спокойный городишко. Владельцы содержимого цистерны, прикинув сколько придется еще заплатить лавандоса, чтобы эту бочку выкатили из этих.....
....ебеней и доставили куда надо, поставили на это дело свой хуй и забыли.
Бочка тихо себе стояла и никому не мешала, пока одним солнечным утром трое синяков, шедших на работу с опухшими грызлами, не оказались в непосредственной близи от ранее описанного объекта. Каждый из них думал о своей хуйне, в основном сопряженной поиском возможного варианта опохмелиться.
Внезапно все они остановились и принюхались.
В массовые глюки они не верили уже давно, поскольку, допиваясь до синих пузырей, они и видели иногда чертей, но те были у каждого своего цвета, что массовым глюком уже не считалось.
Пахло спиртом. Спиртом из бочки.
Прилагая массу физических и умственных усилий синяки нашли стеклянную банку, забрались на бочку, открыли ее, зачерпнули жидкости, отпили....
На работу они пойти не смогли, да и не хотели уже больше.
8 часов спустя они были обнаружены, живописно посапывающими вокруг баночки, бригадой рабочих завода ОАО «Угличмаш», которые возвращались домой после завершения трудового дня.
Будучи приведенными в чувство, несколькими подсрачниками, синяки не сказав ничего протянули коллегам баночку и указали в сторону люка цистерны.

А хули там говорить и по запаху было все понятно.
Через несколько дней очередь к бочке достигала уже нескольких десятков метров, народ черпал ведрами спирт, и в большинстве случаев не отходя от цистерны потреблял его.
Еще через несколько дней, приехал наряд милиции, который был затерроризирован жалобами слишком уж большого количества женщин, жалующихся на отсутствие мужа и хуя дома, либо на присутствие вечно-пьяного подобия человека, который по внешним признакам на мужа походил.
Менты приссали, попытавшись остановить около сотни обозленных и еще непохмелившихся человекообразных и решили выпить для храбрости.
Храбрости у них набралось, только для контроля за порядком и для оказания помощи женам в поисках упитых в сисю тел родственников. А хуле не дерутся, беспорядка не устраивают, на проезжую часть не выползают.
Контингент тусующихся в месте Х поражал своим разнообразием, одни, зачерпнув, просто выпивали, другие, зачерпнув ведро, тащили его домой и выпивали там, были и такие которые, зачерпнув, тащили домой, выливали в ванную и бежали к бочке еще раз.
Хотя спирта в бочке было еще очень много, но уже приходилось наклоняться, чтобы зачерпнуть драгоценной жидкости.
Так одним поздним вечером, синяк известный в городе, как Адамыч, полез со своим стаканом на цистерну и пизданулся в нее. Поплавав в цистерне, проебав стакан, упившись и уснув, белолага захлебнулся.
Следующим утром, находясь в острой потребности похмелиться, несколько жалкого вида созданий забрались к заветному люку. Посмотрев на плавающее внизу тело, ими было принято стратегическое решение, оттолкнуть его, чтобы не мешало и процесс пошел дальше.
С того дня спирт из бочки назывался «Настойка Адамыча».
Несколько недель упивалось и запасалось спиртом все пьющее население Угличского района. До цистерны догадались доехать репортеры с местного телеканала КТК, собрав до хуя материала, они сделали невъебенный репортаж, полный тайн и интриг, содержащий массу рекламы и каментов довольных и недовольных участников событий. В основном это были отзывы, как хорошо и вкусно пить нашару, как хуево владельцам палаток, где уже почти месяц никто нихуя не покупает алкоголя, как заебись продается закуска и как всяки помидоры пиздяца из близлежащих огородов, какой хороший мужик был Адамыч, как один мужик натаскал домой полную ванну спирта, забрался в нее, плавал, пил и пел песни.
Мэр города, подохуев в конец от творящегося беспредела, все в итоге разогнал, дал пизды всей милиции и куда-то за непонятные деньги бочку укатил.
Через месяц после описанных событий жизнь в городе начала постепенно нормализовываться, хотя люди еще и допивали честно натасканные запасы, но в целом вытрезвитель работал уже не в авральном режиме.